21/04/2024

Адвокат Патрисия Дюваль о дискриминации по религиозному признаку

0

В рамках международного проекта по борьбе с религиозным экстремизмом в ходе беседы с адвокатом и журналистом газеты «Нераскрытые преступления» Ольгой Панченко свою оценку деятельности FECRIS и Александра Дворкина дала член Парижской коллегии адвокатов, соавтор книги о скандальной международной организации FECRIS, член научной комиссии Европейской федерации свободы вероисповедания Патрисия Дюваль. В качестве адвоката Патрисия Дюваль защищала права различных организаций в Европейском суде по правам человека, перед Советом Европы, а также в ООН и ОБСЕ.

 

Журналист: Вопрос об Апологетическом центре Иринея Лионского, который был основан Александром Дворкиным. Я знакома с деятельностью этого человека, и, честно говоря, как юрист я просто в шоке, поскольку знаю, что в правовой системе отсутствуют такие понятия как «секта», «культ» и нет такого преступления как отношение человека к «культу» или «секте». Но когда я зашла на сайт Апологетического центра Иринея Лионского, меня удивило, что там даже коммерческие компании называются «сектами» и «культами». Что Вы думаете по этому поводу?

 

Патрисия Дюваль: Что я могу сказать? Такие ярлыки как «секта» или «культ» по сути просто являются ярлыками. Таких понятий не существует, поскольку в законе их нет. Но такие понятия, ярлыки нарушают нормы международного права, Международной декларации о правах человека и соглашений Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Так считают многие эксперты в этой области.

Многие также придерживаются мнения, что такое клеймление ярлыками является унизительным, ведь по сути это приводит к дискриминации по религиозному признаку.

Вы спросили, что я думаю о ярлыках «секта» и «культ», которые вешают на разные организации. Мой ответ таков. Такие действия являются дискриминацией и осуждаются международными учреждениями по причине того, что не только религиозные организации называют «сектами». Даже во Франции есть те, кто считает психиатров и психоаналитиков «сектантами». Знаете ли, очень легко повесить ярлык всего лишь потому, что у кого-то другой тип мышления или по причине желания помочь людям. Особенно такие как Александр Дворкин и Центр Иринея Лионского. Они атакуют организации, которые занимаются медитацией и т.п. и выставляют их террористами или агентами ЦРУ. Думаю, с этим человеком что-то не так. Ведь эти организации не являются таковыми. Но мне также известно о его содействии Китайской Республике в ущемлении прав одной организации. Дело дошло до страшнейших пыток. Были задействованы институты по правам человека и возбуждены уголовные дела.

 

Журналист: Большое спасибо. Некоторые называют даже нерелигиозные организации «сектами» или «культами». Как Вы думаете, это законно?

 

Патрисия Дюваль: В первую очередь это касается вероисповедания, ведь установленные соглашения должны защищать именно право вероисповедания. Если само верование является достаточно адекватным (не таким как, например, «Я верю, что должен купить автомобиль»), то есть оно должно быть таким, чтобы это могло считаться верой, тогда оно защищается законом, так как одним из основных фундаментальных прав человека является свобода совести.

Есть организации, где практикуется нетрадиционная медицина, и есть Национальная Ассоциация медицинских организаций, докторов, которые не одобряют деятельность организаций нетрадиционной медицины. Лично я не понимаю причин, но понимаю, кому это нужно. Я считаю, что у этой Ассоциации существуют какие-то другие причины, то есть они не считают их «культами». В этом случае причина состоит в другом.

Определение самого слова «культ» изначально было другим, и в разных словарях даны разные определения. В обычном словаре приводится следующее определение: «Культ – это религиозная группа, отколовшаяся от основного верования». Слово «секта» на латинском означает «отсекать», то есть это группа, отделившаяся от основного верования. Например, в определенное время католиков считали сектой. Другими словами, изначально эти понятия использовались для удобства, но позже их стали понимать по-другому. Некоторые группы называют «культами» или «сектами», хотя они вообще не имеют ничего общего с религией.

 

Журналист: Я читала статьи Дворкина, но так и не поняла, что в его понимании означает «секта», «культ». Я просила некоторых людей дать определение этим понятиям. И даже в книге, соавтором которой Вы являетесь, то определение, которое я вижу, по сути является ярлыком, который можно повесить на любую организацию. Антисектантские и антикультовые движения существуют уже около 20 лет, но до сих пор нет четкого определения понятий «секта» и «культ». Как Вы думаете, в чем причина? Может быть, следовало бы дать четкое определение понятию «культ» с конкретными признаками по пунктам, и привести конкретные признаки «секты»? Как Вы думаете, почему до сих пор эти признаки нигде не приведены?

 

Патрисия Дюваль: Потому что нет такого правового понятия. Его не существует. Если хотите, я могу Вам дать определение, которое дала FECRIS.

 

Журналист: Да, я видела определение в книге и хотела спросить Вас об этом. Но не вижу логики в этом определении.

 

Патрисия Дюваль: В определении нет никакой логики. В целом они считают, что это обман людей с помощью определенных приемов управления сознанием. Если человек занимается какой-то практикой, связанной с определенным верованием, это называют «сектой», и если человек выбирает определенную веру, которая считается отклонением от нормы, то считается, что человек изменился под воздействием некоей манипуляции его сознанием, то есть это дискриминация по религиозному признаку. Другими словами, если кто-то думает, что определенное верование не является нормой, с точки зрения духовной и физической практики, то считается, что сознание человека подверглось манипуляции, и якобы в этом заключается главная причина.

Но, как уже было сказано, правового определения понятия «секта» нет. Они пытаются создать список «сект» и групп, которые, по их мнению, считаются отклонением от нормы, и чаще всего группы, которые они называют «сектами», не осуществляли никакого рода преступной деятельности и являются абсолютно безобидными организациями. Причем преступлением считается сам их выбор верования, и это нарушение прав человека, в частности, права на свободу вероисповедания.