21/04/2024

«Депрограммирование» и «консультирование по выходу из культа»: что это такое? Адвокат Патрисия Дюваль

0

В рамках международного проекта по борьбе с религиозным экстремизмом в ходе беседы с адвокатом и журналистом газеты «Нераскрытые преступления» Ольгой Панченко свою оценку деятельности FECRIS и Александра Дворкина дала член Парижской коллегии адвокатов, соавтор книги о скандальной международной организации FECRIS, член научной комиссии Европейской федерации свободы вероисповедания Патрисия Дюваль. В качестве адвоката Патрисия Дюваль защищала права различных организаций в Европейском суде по правам человека, перед Советом Европы, а также в ООН и ОБСЕ.

 

Журналист: Я читала о «депрограммировании» и считаю такую деятельность ужасной. Эта практика широко использовалась в США. Людей мучили, запирали в комнатах, где они не могли свободно передвигаться и делать то, что хотят. Этим людям говорили «Вы попали в “культ”, “секту”, и сейчас мы будем вас депрограммировать». Насколько я знаю, в США суд установил, что «депрограммирование» является незаконной практикой, и что это нарушает права человека.

 

Патрисия Дюваль: Да, совершенно верно. Она была признана абсолютно незаконной. Есть еще другая практика, называемая «консультированием по выходу». Знакомы ли Вы с таким понятием?

 

Журналист: Нет, не знакома.

 

Патрисия Дюваль: Эта деятельность подразумевает консультирование людей, чтобы они покинули так называемый «культ». Тем не менее, сама концепция остается прежней: цель одна – «депрограммировать» людей. Они утверждают, что люди находятся под психологическим воздействием и нуждаются в «депрограммировании». В общем, все, что они делают, – это рассказывают, насколько ужасна группа, которую те выбрали. Это определенная индоктринация, и, как я сказала, эта практика является незаконной.

Они утверждают, что не занимаются похищением людей, но суть остается прежней. Они используют психологическое воздействие на человека, чтобы он покинул ту или иную организацию, потому что семья недовольна. По поводу «консультирования по выходу» близкие обращаются к специалисту. Психолог или другой специалист ставит человека в определенную напряженную ситуацию. Со стороны семьи и психолога начинается так называемое «промывание мозгов», чтобы человек покинул организацию. В конце концов человек отказывается и покидает группу. Но только из-за этого психологического давления. А это незаконно, и не имеет значения, что физически они не похищали человека.

 

Журналист: Знаете, я как адвокат столкнулась с такой проблемой. У меня был клиент. Она не находилась ни в какой «секте» или «культе», но ее семья решила, что она в «секте», и она подверглась психологическому воздействию именно таким способом, как Вы описали. Позже я узнала, что ее семья находилась под воздействием представителей организации FECRIS. Все, что Вы сейчас рассказали, я наблюдала в течение нескольких месяцев. Мой клиент был просто в шоке, и это на самом деле было ущемлением ее прав. Это незаконно, и я абсолютно с Вами согласна.

 

Патрисия Дюваль: Да, они пугают тем, что если вы в «секте», вы никогда из этой организации не выйдете. А ведь это неправда. Есть очень много примеров, когда люди без принуждения выбирали определенные вероучения, практики, такие как, например, Свидетели Иеговы, и уходили этой организации. Европейский суд по правам человека постановил: при условии, что человек по своему желанию делает выбор в пользу определенного вероучения, практики, группы, его право будет защищено законом. До определенного момента вопрос выбора человека не был так распространен. Ну как можно человеку запретить верить во что-либо? Его можно физически ограничить, но его мышление ограничить нельзя.

 

Журналист: Я также столкнулась с определенными случаями и никак не могла понять, что вообще происходит. Ведь эта деятельность незаконна. У каждого человека есть право на свободу совести, что несовместимо с Конституцией и законодательством Украины. Думаю, мы как юристы должны остановить их. Если мы не будем этому противостоять, то через 4-5 лет сложно представить, что произойдет. По моему мнению, это некая новая религия. Новая религия людей, испытывающих ненависть к вере всех остальных. Я считаю, в свободной стране, в свободном обществе этого не должно быть, но почему-то такие организации существуют.

Честно говоря, для меня Франция всегда была страной свободы. Мы так считали с самого раннего детства. И для меня Франция = Свобода. Но когда я прочла в Вашей книге, что такая организация как FECRIS появилась во Франции, более того, финансируется правительством, я была просто в недоумении.

 

Патрисия Дюваль: Я тоже в недоумении. Но все французы такие. Есть люди, думающие по-другому, например, как я. Такая деятельность противоречит духу эпохи Возрождения и идеям величайших умов Франции.

Сейчас во Франции наблюдается две основные тенденции. Первая – это экстремальный секуляризм, вторая – толерантный секуляризм. Во Франции FECRIS не поддерживается традиционной религией, в большей части она поддерживается сторонниками экстремального секуляризма, который вообще является антирелигиозным. В этом случае понятие «секуляризм» заключается не в том, что государство и религия должны быть отдельно, а в том, что нужно бороться с религиозностью вообще. Это две главенствующих тенденции во Франции. Я думаю, все следует показывать, как есть на самом деле, и это будет сделано в книге, над которой я работаю. Она будет издана на французском языке.

То, что происходит, невыносимо, так как, согласно Конституции Франции, все люди имеют право на свободу вероисповедания, а значит, то, что делают эти люди, не соответствует Конституции.

Я понимаю Ваше недоумение и Вашу реакцию на то, что FECRIS берет свое начало во Франции. Я считаю похвальным то, что Вы делаете, пытаясь раскрыть, что на самом деле происходит в России и Украине. А что касается Дворкина, могу сказать, что он – экстремист, и он преследует собственные интересы. Он создает определенное видимое соперничество Русской православной церкви по отношению к другим верованиям. Кроме того, он является членом организации, специализирующейся на «сектах». Но все утверждения, которые он делает, на самом деле является языком вражды, поскольку он также является представителем Русской православной церкви. По моему мнению, он не должен давать никаких так называемых «экспертных заключений» относительно других религиозных групп.

 

Журналист: Я читала, что он не является ученым, и у него нет специализации в области «сект» и религий. Насколько я понимаю, апологетика должна защищать религию, а не атаковать другие вероучения и религии. Как я вижу по действиям Александра Дворкина, он очень агрессивен, причем агрессивен по отношению к другим религиям, вероучениям.

 

Патрисия Дюваль: Да, это и есть язык вражды, то есть оскорбление людей.