21/04/2024

Массимо Интровинье. Оружие недобросовестной конкуренции и «моральные предприниматели»

0

В ответ на обращение общественной организации «Кавальер» в рамках борьбы с религиозным экстремизмом газетой «Нераскрытые преступления» был проведен ряд интервью с экспертами в такой многодисциплинарной сфере науки как религиоведение. Одним из гостей проекта стал социолог религии, доктор философии, профессор Массимо Интровинье.

 

Журналист: Как Вы думаете, почему некоторые люди пытаются вешать ярлыки на структуры, которые даже не являются религиозными организациями? Почему такие организации пытаются превратить в «деструктивные культы», «криминальные культы» или «криминальные секты»?

 

Массимо Интровинье: Каждый случай уникален, но самое главное, что это очень удобный ярлык, используемый для дальнейшей атаки оппонента. Он используется теми, кто атакует своих конкурентов на рынке. 10-15 лет назад было очень популярным использование термина «политический культ». Политические организации становились политическими культами. Такого рода образование было особенно активным в Израиле. Понятно, что это не имеет ничего общего с официальной наукой – ни с социологией, ни с криминалистикой. Это всего лишь техника. Мы имеем дело просто с техникой манипулирования общественным мнением. Кстати, именно политики очень часто используют слово «культ». Более того, даже если забыть о политике, мы должны понимать, что сегодня слово «культ» – это оружие. Оружие, используемое против группы лиц, которая вам не нравится. Если вы хотите кого-то вытеснить из бизнеса или рынка, вы начинаете использовать слово «культ».

 

Журналист: Выражу исключительно свою точку зрения. Далеко не все журналисты являются профессионалами в этой специфической сфере. Именно поэтому я сейчас беру интервью у Вас, так как Вы являетесь профессором. Вы – профессионал в этой плоскости. Что касается журналистов, они, как правило, не занимаются исследованиями в этой области, и потому, по большому счету, не имеют права выражать профессиональное мнение, так как они просто не понимают, о чем говорят.

 

Массимо Интровинье: И тем не менее, есть журналисты, которые специализируются на религиоведении и вещах, с этим связанных. Но их очень мало, потому что сам курс журналистики не предусматривает такие узкоспециализированные темы. Журналисты – это люди, которые хватаются за страшные истории («культы», убийства, терроризм). Они именно на этом зарабатывают, обеспечивая себя. Такая тема гораздо более привлекательна, чем обычные новости.

 

Нужны сенсации. Иначе газеты не будут продавать свой тираж. Если в вашем городе «орудует страшная деструктивная секта», то ваши газеты будут больше покупать.

 

Журналист: Получается, это просто инструмент для создания резонанса и горячих новостей?

 

Массимо Интровинье: Да. Безусловно, на это обращают внимание и используют. Но, тем не менее, для академиков, ученых очень важно иметь инструмент исследования деятельности таких людей и стараться объяснять это журналистам. В некоторых странах, в частности в Италии, мы добились определенных результатов. Журналисты начинают задавать нам вопросы, пытаются прислушиваться к мнению академиков. Слава Богу, по крайней мере, у нас берут интервью, и мы хоть как-то можем выразить свое мнение по этому поводу. Это позволяет разбавить общественное мнение и привести его в определенное состояние равновесия.

 

Журналист: Большое спасибо за Ваш ответ. Могли бы Вы привести примеры, факты или свою точку зрения относительно людей, которые вешают ярлыки несуществующих «культов» на компании, бизнес, общественные организации или группы лиц? Кем являются люди, которые считают возможным вешать ярлыки на других людей?

 

Массимо Интровинье: В социологии мы их называем «моральными предпринимателями». Это люди, которые пытаются использовать мораль в своих личных интересах. Они говорят: «Мы – высокоморальные люди, очень духовные, но мы атакуем людей, которые являются не такими высокоморальными и высокодуховными». Это может происходить по разным причинам, но чаще всего причиной появления таких людей является Церковь. Это один из вариантов конкуренции различных религиозных организаций, которые борются таким образом с новыми формациями в обществе. Но вы же понимаете, сколько здесь церквей? И когда появляется какая-то новая церковь, конечно же, это никому не нравится, но это норма, обычное явление. А вот если начинаются бездоказательные обвинения, если людей обвиняют в преступлениях, которых на самом деле они не совершали, это уже противозаконно. Посмотрите на Русскую Православную Церковь. Они, например, считают себя истиной в последней инстанции, а вся ересь, как они утверждают, идет со стороны США.