21/04/2024

Патрисия Дюваль: «Психологический контроль» – ненаучное и несуществующее понятие

0

В рамках международного проекта по борьбе с религиозным экстремизмом в ходе беседы с адвокатом и журналистом газеты «Нераскрытые преступления» Ольгой Панченко свою оценку деятельности FECRIS дала член Парижской коллегии адвокатов, соавтор книги о скандальной международной организации FECRIS, член научной комиссии Европейской федерации свободы вероисповедания Патрисия Дюваль. В качестве адвоката Патрисия Дюваль защищала права различных организаций в Европейском суде по правам человека, перед Советом Европы, а также в ООН и ОБСЕ.

 

Журналист: Как утверждают представители FECRIS, «секты» и «культы» вербуют своих членов и держат их у себя, используя разные методы манипуляции, а также эксплуатируют их в коммерческих и других целях «секты». Также в книге («Антисектантские движения и государственный нейтралитет. Предмет исследования: FECRIS» – Прим. ред.) Вы написали, – и я абсолютно согласна с Вами, – что не понятно, что они называют психологическим контролем. Исходя из такой логики, разговор с Вами сейчас, возможно, тоже является каким-то «психологическим контролем» друг друга. Как Вы думаете, должны ли психологи дать определение понятиям «психологического контроля» и «контроля сознания»?

 

Патрисия Дюваль: «Психологический контроль» – понятие спорное, по сути его не существует. Впервые понятие «психологический контроль» было использовано американскими психологами в Корее.

 

Журналист: Вы имеете в виду «промывание мозгов»?

 

Патрисия Дюваль: Да. Но за многие годы оно было опровергнуто и признано псевдонаучным. В правовой плоскости, в судебных процессах оно не использовалось, и в 2010 году Европейским судом по правам человека было установлено, что нет определения «психологического контроля» и что это понятие ненаучно. Данную концепцию даже не стоит брать во внимание, так как ее не существует и вообще любое религиозное учение можно назвать «психологическим контролем». Вся суть «психологического контроля» состоит в том, что кто-то решил, будто определенный субъект подвергается «психологическому контролю» – и другие люди также начинают называть это «психологическим контролем».

Европейский суд по правам человека говорит, что в принципе определенный образ жизни и обязательства присущи любому религиозному учению, нет никакой разницы между человеком, исповедующим католицизм, например, монахом (ведь то, что он делает, тоже можно назвать последствием «психологического контроля»), и, к примеру, группами, придерживающимися другого образа жизни.